Самига Искандарова: «Скучаю по отцу»

Галим АхмадуллинСреди учащихся медресе Мухаметгаты-хазрата Мансурова был и Галим Ахмадуллин. Хазрат воспитал подростка, успевшего познать горечь сиротства. Однако, репрессии не пощадили его, трагически оборвав его жизнь. Дочь Галима-муллы — учитель-ветеран Самига-апа Искандарова живет в Елпачихе. Ей уже под 90, однако она до сих пор с тоской вспоминает о своем отце. Рукопись Самиги-апа в редакцию принесла ее дочь Зильда Искандарова.
Мой отец — Галим (Мухамматгалим) Ахмадуллович родился в многодетной семье в деревне Старокизганово Бураевского района Республики Башкортостан. Нужда и трудности привели его в наши края, в с. Султанай, где находилось медресе Гаты-хазрата Мансурова. Здесь Галим обосновался, устроился к Гата-хазрату помогать по хозяйству. Голод, нищета, унижения остались позади. Галим оказался трудолюбивым, ответственным, решительным, послушным юношей. Именно эти качества сблизили его с хазратом. Таким образом, Галим начинает обучение в медресе.
В Султанаевском медресе тогда помимо религиозных дисциплин преподавали и светские: математику, географию, биологию… Ученики получали разностороннее образование. Большая библиотека также способствовала углубленному изучению предметов. Гата-хазрат всегда с заботой относился к обездоленным сиротам, кормил, одевал, не только обеспечивал жильем, но и работой — по окончании учебы. После обучения Галим получил степень указного муллы. Гата-хазрат направил его преподавать в город Нытву. Проработав там два года, он, по предложению хазрата, был переведен в село Янычи Верхнемуллинского района (сейчас относится к Пермскому району), где занимался преподаванием (по сведениям — при мечети).
В деревне мулла всегда был человеком уважаемым, потому что распространял знания. Вся жизнь татар связана с муллой: родится ребенок — нужен мулла, надо провести обряд имянаречения — тоже зовешь муллу, нужно проводить человека в последний путь — опять без муллы не обойтись. Мулла и советчик, и судья, и посланник Божий — в его руках ключи от рая. Вот такую значительную роль играл мулла в ту эпоху.
Когда умер местный мулла, Галима назначили муллой Янычевской мечети. Женился, родились дети, а ютилась семья в одной из комнат мечети, ведь тогда пришлым людям не давали землю для строительства дома. Лишь после рождения третьего ребенка семья получила землю — построили дом, завели хозяйство. Одновременно преподавал в мечети — учил читать, писать по-арабски, знакомил с канонами ислама.
Мечеть — не только место поклонения Аллаху, но и место, где человек может обрести душевный покой, уверенность в жизни, где пожилые люди могут общаться, обмениваться мыслями.
Гата-хазрат дважды приезжал, чтобы проверить, как работает Галим, и остался доволен. В народной памяти также сохранились теплые воспоминания о моем отце: он был человеком открытым, великодушным, бескорыстным, милосердным, отзывчивым, добрым. У него были «золотые руки».
Я храню воспоминания, записанные старожилами села Янычи: Галией Минюковой, Марьям Сибаевой, Луизой Касимовой, Адией Закировой. Они вспоминают отца только с хорошей стороны.
В 1919 году скончалась Мамдуда, жена Галима-муллы, оставив сиротами шестерых детей. Старшему сыну Хабибрахману было 13 лет, а младшему Тахиру — всего несколько месяцев.
Мулла первой Бардымской махалли Касимов Зуфар Шакирович предложил жениться на Мугаззаме Садыртдиновне Масагутовой, преподававшей у него. Мугаззама и сама была из многодетной семьи (старшая из шестерых). Дети Галима-муллы хорошо приняли мачеху, уважительно называли ее «мамой». Седьмым ребенком в новой семье родилась я.
Мугаззама была женщиной религиозно и светски образованной, передовых взглядов, продолжила преподавательскую деятельность. Учила женщин села читать, писать по-арабски, давала религиозное образование.
В 30-е годы преподавателей мечетей, медресе репрессировали, ссылали по всей стране. В 1931 году под репрессию попала и семья моего отца. Его отправили на лесозаготовки в Лысьву, где он и умер. Мне тогда было около 3 лет. Отец — это опора, защитник, который любит тебя и не даст в обиду, всегда поддержит. В моей жизни было немало моментов, когда хотелось прижаться к отцу, чтобы поделиться с ним радостями и трудностями, мыслями и мечтами. Когда другие говорили «папа», мне хотелось рыдать… До сих пор с грустью и тоской вспоминаю о своем отце… Тогда отцу было около 50 лет: он был здоров, любил жизнь, служил людям… Ему бы еще жить да жить. И ведь за что загубили такого человека — образованного, справедливого, добросовестного, любящего свое дело, свою семью и народ? В 1997 году Галима-муллу реабилитировали.
Я и сама 37 лет своей жизни посвятила воспитанию и обучению детей. Горжусь, что пошла по стопам родителей. Моя дочь Зильда имеет три высших образования, 37 лет проработала в школе. Сейчас нашу учительскую династию продолжает внучка Сильвия, у которой два высших образования.
Самига Искандарова, учитель-ветеран.
с. Елпачиха.


При использовании материалов сайта обязательно указывайте ссылку. Без нее любое размещение материалов будет рассматриваться как нарушение авторских прав редакции "Тан" ("Рассвет").


Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован.