«Неужели и мне суждено пеплом остаться на чужбине?»

Эта статья — о cчастливой и печальной судьбе Миншаиха и Бибинур Миназетдиновых, которые жили в деревне Новая Казанка и вырастили 9 детей.

Несмотря на то, что сват Миншаих и сватья Бибинур всю жизнь прожили в Новой Казанке, родственными узами они связаны с Татарстаном. Родители Миншаиха — из деревни Таулар Мензелинского района, а у Бибинур — из деревни Куперле Набережночелнинского района. Переселиться их вынудили засуха и голод.

Детство и юность Миншаиха Миназетдинова, 1905 года рождения, и Камалетдиновой Бибинур, 1907 года рождения, прошли в Новой Казанке, на лоне красивой природы, щедрого дарами леса. Молодые люди создали семью, расчистили землю в лесу и построили дом. У них родилось 6 детей, но Великая Отечественная война перечеркнула все мечты: оставив детей и жену, сват ушел на войну. Тогда их старшему сыну Миннияру не исполнилось и 10 лет, дочери Асии было 8, Хасине — 6, Анисе — 4, Юнусу — 2, а младшей дочери Сарии еще не было и года.

Воевал в составе 2-й ударной армии Волховского фронта. Командующим армией был генерал А.А. Власов, который, как мы знаем из истории, предал вверенную ему армию и перешел на сторону немцев. Последствия предательства Власова обрушились на всех солдат. Измученные голодом, холодом и отчаянием, они не знали, что делать, и, оказавшись в окружении, попали в плен к фашистам.

Миншаих был отправлен в концлагерь Бухенвальд близ города Веймар на западе Германии, в Тюрингии. Концлагерь Бухенвальд, получивший название «фабрика смерти», был построен в июле 1937 года. По апрель 1945 года его прошли около 250 тысяч пленных солдат. За этот период было казнено и расстреляно 56 тысяч узников. Прах сожженных в печах крематория рассыпали на капустные грядки, поля. Комендантом концлагеря Бухенвальд был назначен немец по имени Карл Кох. Он и его жена Ильза Кох мучили пленных всеми возможными способами. Пленники прозвали Ильзу Кох «Бухенвальдская ведьма», а в историю она вошла как «Фрау Абажур», так как занималась изготовлением абажуров, перчаток, сумок из кожи, снятой с пленных.

Трупы в печах крематория сжигали днем и ночью, и глядя на черный дым, поднимающийся к небу, Миншаих в отчаянии думал: «Неужели и мне суждено стать пеплом на чужбине?». Он был одним из множества пленников, которых кормили лишь баландой и хлебом из опилок.

Но неожиданно в один из дней немцы выстроили пленных, стали осматривать их — отбирали людей со здоровыми зубами и крепких телом. Их отвезли к зажиточным немцам, содержавшим коровьи фермы. После этого у Миншаиха появилась надежда вырваться из этого ада и вернуться на родину, увидеть свою жену и детей. Тогда он поклялся: «Если вернусь на родину живым и здоровым, буду работать день и ночь, чтобы жить, есть вдоволь, чтобы дети мои не знали нужды». Клятва оказалась судьбоносной. В апреле 1945 года американские солдаты освободили пленников Бухенвальда. Но не сразу после освобождения удалось вернуться свату Миншаиху — 3 года он находился в лагере на Украине, восстанавливая послевоенную разруху.

Вернулся он на родину в мае 1948 года. Рано утром переступил порог дома, в это время старший сын Миннияр, уже юноша, надевал лапти, собираясь на работу — он ухаживал за лошадьми в колхозе. Младшая Сария сидела на подоконнике, со слезами облизывая поваренную соль. Заплаканные глаза маленькой девочки упали на окно, ребенок будто почувствовал возвращение отца. Миншаих протянул дочери кусок сахара. Она спросила: «Папа, что это?». Сердце свата сжалось, когда он услышал это, и он горько заплакал. Пряча слезы, прижал ребенка к груди, и в этот момент в дверь в спешке вошла его жена Бибинур. Она безмерно была рада возвращению Миншаиха, однако покормить супруга, кроме как оставленным на посадку картофелем, было нечем. Миншаих взял Бибинур за руку и посмотрел в глаза: «Спасибо, родная, что не дала детям умереть голодной смертью».

Жизнь шла своим чередом. Сват устроился работать в столярную мастерскую колхоза, где изготавливал колеса для телег, сани, дуги. Они с супругой трудились каждый день, не зная устали. Держали много скотины, пчел. В свободное от работы в колхозе время сват изготавливал для односельчан и приезжих из соседних деревень все, что им было нужно, никому не отказывал. Но вскоре нашлись завистники, на него начали поступать жалобы. Сват как ни в чем не бывало продолжал работать, оставаясь верным своей клятве. Помня об ужасах концлагеря, он понимал, какое это счастье — работать в родной деревне и жить рядом с близкими людьми. Миншаих не забывал заботиться и о своей матери Шамсенур, находившейся на попечении родной сестры Гульзихан. Каждый день навещал ее по дороге в колхоз и по возвращении, чинил, если что ломалось. Он был единственной опорой матери и сестры — братья Имамутдин и Гайфутдин не вернулись с войны. У него родилось еще двое сыновей: в 1950 году Аухат и в 1952 — Асгат. Кроме своих 8 детей взяли на воспитание Ильсию — ребенка старшей дочери Асии.

Сватья Бибинур была замечательной хозяйкой. Всегда вкусно кормила Миншаиха, детей, родственников, приходивших в гости. До сих пор перед глазами снежной белизны полотенца, янтарного цвета полы, прекрасной ручной работы тастымалы… Я тоже бывала у них в гостях. В 1970 году моя старшая сестра Райса стала их невесткой. Вместе с супругом Аухатом-жизни они уже более полувека проживают в Набережных Челнах.

Сваты Бибинур и Миншаих обучали детей труду, посвящая их во все тонкости. Дети выросли такими же старательными, трудолюбивыми, как и родители. Нет, наверное, никого, кто бы не знал их дочь Хасину Мусину из Барды, изделия ручной работы которой участвовали во многих выставках и удостоены дипломов и наград. Несмотря на преклонный возраст, она до сих пор вышивает картины. Счастливо живут с Хамитом-абый уже 65 лет, в доме у них царят чистота и порядок, а на стенах — красивые ковры, вышитые Хасиной-апа. На подоконниках распускаются красивые цветы. Летом в огороде, вместе с Хамитом-абый, помимо фруктов и овощей, выращивает красивые цветы. Аухат-жизни умеет все, что положено мужчине, и делает это замечательно, а кроме того — умеет шить, вязать, вышивать картины.

Мой интерес к человеческим судьбам, наверное, и подтолкнул к написанию этой статьи. Сват Миншаих не хотел ранить души детей рассказами о том, что видел в плену. Запомнилось, как сватья Бибинур со слезами на глазах рассказывала моей матери о пережитом во время войны. Пусть ужасы войны обойдут всех нас стороной. Пусть каждый живет счастливо на родной земле, рядом с близкими людьми!

Гузель Максиева.

с. Тюндюк.


При использовании материалов сайта обязательно указывайте ссылку. Без нее любое размещение материалов будет рассматриваться как нарушение авторских прав редакции "Тан" ("Рассвет").


Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован.