Моим миром была больница

— Наша мама ничем не отличалась от других мам. Она прекрасно готовила, по субботам, как правило, пекла пироги. Помню, как она варила кашу по старинному рецепту – в говяжьем желудке. А запах только что приготовленного блюда, словно, до сих пор витает в воздухе. Достанет из печи желудок, начиненный крупой, разрежет его, а оттуда жар – это незабываемо. Папа наш, Алексей Григорьевич, был охотник и рыбак, поэтому в доме всегда были дары природы. Любимое наше блюдо в ее исполнении — фаршированная щука. После смерти мамы я больше никогда не ела фаршированных щук. Мы часто с семьей ходили на пикник, варили уху, мама любила купаться,- начинает разговор моя собеседница.
По словам Ольги Алексеевны, ее мама всегда находила время на чтение. В их доме было очень много журналов, где печатались статьи об акушерстве, хирургии, советском здравоохранении. Также имелись различные брошюры по распространению знаний о медицине среди населения. В общем, любая ее свободная минутка проходила с пользой.
— По большому счету у нее было два дома. Первый – семейное гнездо, а второй «дом» — больница, где ее ждали пациенты. Что было для нее важнее, не могу сказать, наверно, одинаково. Жили мы у самой амбулатории, поэтому для меня не было разницы между двором домашним и больничным. Я никогда не ходила в детсад, воспитывалась, можно сказать, коллективом больницы и пациентами. Меня все знали, я была вхожа в любой кабинет, кроме операционного блока и роддома. Я видела, как лечат зубы, вскрывают гнойники и зашивают раны. Ничего не боялась, ни крови, ни гноя, мне было все интересно,- продолжает беседу Ольга Курочкина.
Антонина Павловна родилась третьим ребенком в многодетной семье, всего их было шестеро: две девочки и четыре мальчика. В школьные годы она очень любила кружок художественной самодеятельности, занималась гимнастикой и красиво пела, поэтому с получением аттестата зрелости планировала пойти учиться на артистку. Однако в то время одного желания было мало, от колхоза нужно было получить направление, да и ее отец твердо наказал быть ей доктором. Так, она оказалась в Йошкар-Оле, где окончила Марийскую фельдшерско-акушерскую школу.
— Несмотря ни на что, мама всегда считала, что у нее была очень насыщенная, интересная жизнь. Когда она родилась, а это 1922 год, в деревне не было света. Уроки делали при керосиновой лампе, лучине. Со временем появилась лампочка «Ильича». Рассказывала она, как в деревне появился первый трактор, и как вся ребятня босиком бежала от радости за ним по улицам. В то время у детей даже особо и обуви не было, на двоих-троих одна пара. Делилась воспоминаниями, как ей купили собственную обувь, о которой прежде даже и не мечтала,- говорит дочь Антонины Курочкиной.
Фотографии порой могут рассказать больше чем слова. Поэтому открываем семейный альбом. С кадров на нас «смотрит» совсем молодая Антонина Павловна с детьми на руках, а вот и отец с уловом щук, иногда на снимках можно увидеть старые постройки больничного городка, веселые лица незнакомых нам людей, среди которых и Антонина Курочкина — вечер встречи выпускников института, отдых на море…


Отец Ольги Алексеевны был военным, в Бардымский район его направили. Здесь он служил в милиции, затем до самой пенсии заведовал пожарной частью. «Он тоже в свое время прошел войну, но никогда о ней не говорил. У мамы также воспоминания о войне были очень скудные. Я как-то спросила, как они, совсем молодые девчонки, раненых бойцов с поля боя вытаскивали, она ответила: «Волоком тащили, волоком». А как-то раз сама рассказала, как чудом спаслась от смерти. В 1941-1942 годах была на Волховском фронте, который оборонял города Ленинградской области. Наступлений не было, однако постоянно бомбили. На ночь глядя в соседнем блиндаже было организовано экстренное совещание, только она вышла чтобы на него пойти, в блиндаж, где вместе с ней были медработники и раненые, произошло прямое попадание — все погибли. Так, мама чудом осталась жива. Однако всех бед избежать не удалось, на войне она получила контузию, с тех пор у нее начались проблемы с ушами, с возрастом слух ослаб».
В отличие от своего отца, Антонина Павловна дала своим детям при выборе профессии полную свободу. Так, сын Алексей стал геологом, а дочь Ольга продолжила ее дело. «Моим миром была больница, а мама — примером во всем, я поступила на учебу в медицинский институт. Моя дочь Яна тоже пошла в медицину. Сегодня она трудится отоларингологом в краевой больнице. Мама как-то мне сказала: «Если ты хочешь быть богатым, в медицину не иди. На чужом горе свое счастье не построишь»,- отметила в завершении Ольга Алексеевна.
Венера ШАРАФУТДИНОВА.
Фото Ибрагима Тимганова.


При использовании материалов сайта обязательно указывайте ссылку. Без нее любое размещение материалов будет рассматриваться как нарушение авторских прав редакции "Тан" ("Рассвет").


Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован.