О бардымском диалекте

Кол Гали - известный булгарский поэт (примерные годы жизни 1183-1236)
Кол Гали — известный
булгарский поэт
(примерные годы жизни
1183-1236)

26 апреля, в день рождения великого поэта Габдуллы Тукая, вся татарская общественность отмечает День родного языка. И, конечно, по этому случаю в сферах образования и культуры проводятся различные мероприятия. Мы же продолжаем вести речь о нашем неповторимом бардымском говоре.

В этом направлении на протяжении многих лет ведется серьезная работа. Дания Мирхазовна Сарманаева из Сарашей (1917-1977) в 1950 году защитила кандидатскую диссертацию на тему «Диалектальные особенности говора среднеуральских татарң. Она — первая женщина-ученый из Бардымского района, получившая звание кандидата наук. Вот что пишет об этом краевед Амир-ага Фатыхов в своей книге «Гайна илең («Страна Гайнаң): «Говор пермских татар делится на три подгруппы — бардымскую, уинскую и красноуфимско-манчажскую. Первую из них она характеризует как средний диалект татарского языка, вторую — как западный (мишарский) диалект, третью — как смешанный, вобравший в себя особенности всех диалектов татарского языка… Признавая свой говор как один из диалектов языка казанских татар, в то же время мы замечаем его отличие от литературного татарского языка, обильное употребление мишарских слов, а иногда и полный переход на мишарский разговор. Мы считаем правильной точку зрения ученой Дании Сарманаевой, разделив наш говор на три подгруппың (стр. 21-22).

В книге Амира-ага далее говорится: «Языковеды-диалектологи пишут, что говор пермских татар близок к говорам мишарей и сибирских татар. Эту близость мы рассматриваем не как влияние переселенцев татар-мишарей, а как особенность языка местных племен. Несмотря на большое влияние на их жизнь новых переселенцев с Поволжья и Сибири, они все же сумели сохранить свои архаичные особенности как в языке, так и в культуре в целомң, — пишет он. (стр. 22).

В книге есть еще и такие строки:

Килең, бу Йосыфка су бирең“, “моны үлтермәң, монда бер козок бар, шул козокка ташлаң…“

Спросите, почему именно эти две строчки из столь объемного произведения о любви Юсуфа и Зулейхи сохранились в моей памяти? А потому, что там встречаются слова, которые до сих пор используют гайнинцы — вместо литературной нормы килегез — килең. В мире 7-10 млн татар, но сохранилось это только у нас (в гайнинском и бирском говорах).

Вот другая строчка оттуда же — “шайтан адәмгә әшкәрә дошман торыр“? Возьмите диалектологический словарь татарского языка и увидите, что слово әшкәрә имеет персидские корни и сохранилось лишь в гайнинском говоре. Откуда это? Кто донес это слово сюда — из далекого Ирана до столицы Золотой Орды — Сарая (где и было написано произведение), а оттуда уже в Гайнинский край? Ох и непростая это штука — история…ң («Гайна илең, стр. 24-25).

Нахожу слово әшкәрә в «Бардымском словникең Назхата Зимасова. “Әшкәрә, әшкәрә былу (на персидском — ашкара). (Барда — 2005, стр. 16). Это слово у нас и вправду распространено, особенно в речи представителей старшего поколения. Используют его в неожиданной ситуации или получив неожиданную новость.

О древности Гайнинской земли говорят и старинные названия месяцев (хут, хәмәл, сауер и др), дней недели (туган кон, атлаган кон, кан кон и др), многие обычаи, обряды. («Гайна илең — стр. 25).

Другая женщина-ученый Дария Рамазанова, изучавшая говоры пермских татар, в своей книге «Наше национально-культурное наследие. Пермские татары. Бардаң (Казань, 2017) в работе «Языковые жемчужины Притулвьяң подчеркивает общность древнего булгарского языка и бардымского говора: «В говоре татар Бардымского района имеется множество элементов, связывающих его с булгарским периодом татарского языка. В целом, есть очень много достоверных фактов, говорящих о связи пермских татар с булгарамиң, — и приводит такой пример: «Форма инфинитива -мага, -мәгә прослеживается в древних письменных источниках татарского народа (поэма о Юсуфе и Зулейхе, произведения Мухаммадъяра и др.). В татарских письменных источниках она сохранялась до XX века. И сейчас, хотя форма и не является литературной нормой, продолжает сохраняться в местной речи… Также, как пример можно привести тот факт, что повелительная форма глагола второго лица множественного числа в древних татарских произведениях формируется при помощи присоединения к основе слова окончаний -ың, -ең, -ң.

Важно отметить, что упомянутое Д. Рамазановой объемное поэтическое произведение «Кыйсса-и Юсуфң было завершено в XIII веке, примерно в 1233 году. Оно считается одной из главных жемчужин нашего народа. Автор — ученый, мыслитель и поэт Кол Гали. Особую важность имеет тот факт, что эта книга была найдена и в наших краях. «Объективным и бесспорным является тот факт, что обе рукописные редакции «Кыйсса-и Юсуфң были распространены только в Среднем Поволжье и Приуралье, то есть в пределах обитания булгаро-татар, и что именно в этих регионах было обнаружено подавляющее большинство экземпляров поэмың, — говорится в предисловии к книге «Кыйсса-и Юсуфң (Казань, 1983).

А что думают о бардымском говоре жители нашего района? Для этого я обратилась к учителям татарского языка и литературы, местному поэту.

Насима Урстемирова, учитель-ветеран, более 20 лет возглавляла районное методическое объединение учителей татарского языка.

— Это естественно, ведь здесь испокон веков жили булгары-татары. И язык у нас древний. Есть общее между нашими языками. Со временем он меняется, и этот процесс остановить невозможно. Тех, кто думает о материальном, судьба языка, скорее всего, не волнует. Речь идет о духовном богатстве. Огромное спасибо людям, изучавшим наш говор, родной край — Дании Сарманаевой, Амиру Фатыхову. Наука, дисциплины не препятствуют друг другу, также как и языки. Надо беречь и сохранить родной язык.

Раушания Туктамышева, руководитель районного методического объединения учителей татарского языка:

— Наш бардымский говор относится к среднему диалекту. Носители этого говора живут на древней земле своих предков. Как и везде, в говоре нашего района есть много своих уникальных особенностей. Несмотря на некоторые диалектальные отличия, язык местного населения не пестрит заимствованными словами, храня свою естественность и чистоту. Диалектные слова обогащают литературный язык. Диалектизмы — одно из украшений нашего говора. Однако, нужно помнить, что и диалекты, и говоры — это историческое наследие нашего языка. У нас нет права отказываться от диалектизмов. Конечно, мы понимаем, что литературный язык — норма правильной, красивой речи, однако, считаю, что нельзя полностью отказываться от нашего собственного говора.

Употребление диалектных слов к месту и не к месту может засорить наш язык, сделать его малопонятным. Нужно помнить, что норма речи — литературный язык. С одной стороны, диалектные слова обогащают литературный язык, с другой — литературный язык сильно влияет на местные диалекты, медленно подавляя местную лексику и фонетико-грамматические формы. Помню, как во время учебы в Казанском государственном университете наш преподаватель Ф.С. Сафиуллина говорила: «В говоре бардымских татар форма глагола инфинитив сохранила архаичность, образуясь при помощи окончания -мага, -мәгә. А литературная норма образуется при помощи -ырга, -ерга. Например, вместо барырга — бармагаң.

Идият Аширов, член Союза писателей Татарстана:

— Мы имеем тюркские корни. В наших языках расхождений немного, лишь в отдельных буквах. Например, в тюркском — киз, у нас — кыз. Вот что говорит по этому поводу писательница Фаузия Байрамова: «Ваша история не похожа ни на чью, она уникальна, еще мало изучена. Здесь обосновались даже более древние народы. Притесняя тюркские, финно-угорские племена, объединялись с ними, кто-то переселялся отсюдаң. Наличие слов из «Кыйсса-и Юсуфң Кол Гали, как мне кажется, говорит о том, что тюркоязычные в наших краях живут с глубокой древности. Речь идет об общности. За литературную норму взят говор Казани и ее окрестностей. Не нужно стесняться своего языка, а гордиться им. Можно сказать, что наш язык — язык Юсуфа и Зулейхи, — говорит Идият Мукимович.

Наши история и язык отражаются в творчестве Идията-абый “Без төркиләр“:

Нашей стороны народы

Называют так и сяк —

В глубину веков уходит

Угро-финнов, тюрков род…

Говорят, что гуннов предки,

Самого Атиллы род!

То и дело здесь находят

Копья, стрелы из пород.

Чья же кровь течет по жилам —

Булгары, нугайцы мы?

Кто очаг на этих землях

Первым запалившим был?

Директор Института языка, культуры и искусства имени Галимзяна Ибрагимова Ким Миннулин во вступительном слове к книге «Наше национально-культурное наследие. Пермские татары. Бардаң (Казань, 2017) пишет: «Д.Б. Рамазанова почти полвека изучает говор татар Пермского края. Что характерно, автор, задавшись целью подтвердить свой тезис о том, что язык народа тесно связан с его судьбой, ознакомилась со множеством документов в архивах Москвы, Уфы, Перми, попутно раскрывая тот факт, что говор пермских татар, в том числе бардымских, имеет множество схожих черт с литературным языком булгарского периода (например, с языком поэмы «Кыйсса-и Юсуфң). Обосновывает идею о том, что несмотря на формирование языка вдали от Татарстана, в окружении других народов, древние элементы в данном говоре продолжали устойчиво сохраняться… Ученые-языковеды, участвовавшие в экспедиции, подводя итоги, отметили, что это уникальный говор, относящийся, безусловно, к среднему диалекту татарского языка. Это подтверждают и местные ученые-фольклористы, искусствоведың.

Вот такое мнение у ученых-языковедов. Можно привести и другие примеры. Все они говорят о древности и своеобразности бардымского говора. Наш местный диалект имеет полное право на высокий статус, будучи весьма древним, имея много общих черт с великой поэмой «Кыйсса-и Юсуфң, существующей уже более 8 веков. История это подтверждает.

Роза ГИЗЗАТУЛЛИНА.

 


При использовании материалов сайта обязательно указывайте ссылку. Без нее любое размещение материалов будет рассматриваться как нарушение авторских прав редакции "Тан" ("Рассвет").


Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован.