“Прощайте, если не вернусь…“

Я хорошо помню это событие. Январьским утром 1989 года я шла к матери в деревню. И вижу, как на въезде со стороны Брюзлей, с правой стороны, на гору с железной лопатой поднимается Фатиха-эби. Снег довольно глубокий, доходит бабушке до самого верха валенок, сама одета легко. Я кричу Фатихе-эби, спрашиваю, зачем она на гору поднимается. Она серьезно мне отвечает: «Там Галяу, к нему иду». Хоть я и говорила, что там никого нет, бабушка осталась при своем мнении. Лишь после долгих уговоров она повернула обратно, хотя то и дело озиралась назад по дороге. И все же, всем своим существом она была на горе, где был ее Галяу.

Об этом я рассказала маме, когда пришла к ней. А мама добавила еще одну историю. С Фатихой-эби они – близкие подруги. Недавно она приходила к маме. Сидели, пили чай, Фатиха-эби сидела у окна. Вдруг она повернулась к окну и пару раз повторила: «Сейчас, сейчас, выйду». Мама спросила, кто там, бабушка ответила, что пришел Галяу. Тогда мама поняла, что Фатиха-эби немного не в себе. Галяу, о котором она говорила – это ее супруг Мухтасаров Галяветдин Хазбутдинович, без вести пропавший в 1943 году во время Великой Отечественной войны.

Что это? Уже прошло 44 года, как закончилась война! А бабушка по-прежнему ждет своего супруга, отца 4 детей.

Страна готовится к празднованию 70-летия Великой Победы. Ветеранов Великой Отечественной войны осталось совсем мало. Нынешняя молодежь должна знать о каждом, кто имеет отношение к этой священной войне.

Мне же хочется рассказать о тех сюзянцах, которые внесли свой вклад в Победу. Сюзянь – деревня небольшая. На сегодняшний день здесь проживает около 400 человек. Примерно столько же было и в начале войны. Из них 140 участвовали в войне – это с учетом данных по деревне Кутер – Яна тормыш. 80 из них погибли в боях. И только о 25 из них есть точные сведения, где и когда они погибли. Их могилы находятся в Калининградской, Ленинградской, Калининской, Ростовской областях, Латвии, Белоруссии, Украине, Польше и других местах. Например, Ибраев Калимулла Сагитович погиб 12 октября 1944 года в Польше. Ему тогда было всего 18 лет (родился в 1926 году). А Якупов Назип Ахмадуллович погиб за месяц до окончания войны – 9 апреля 1945 года. Ему тогда было 23 года. А 54 человека числятся в списке пропавших без вести в том или ином году.

Из пламени войны вернулись 60 человек. Трое мужчин были участниками Первой и Второй Мировых войн. Это – Акаев Габдрахман, Балтиков Зиннат, Мухтасаров Нигмат.

Почти из каждой семьи кто-нибудь из мужчин ушел на фронт, в некоторых по 3-4, даже 5 человек. Галиев Гали отправил на войну 5 сыновей: Салиха, Габдуллу, Ханафи, Габдрахима, Гафията. Только младший из них – Гафият смог вернуться домой. У Гумарова Галима на войну также ушли пятеро сыновей: Зиннур, Сабир, Шайхи, Ахат, Хурмат. Кроме Ахата все погибли в боях. Младшему из них – Хурмату было всего 18 лет. У Балтикова Абубакира и Галиева Ибатуллы погибло по трое сыновей. Галиев Мулланур, Мухтасаров Хазбутдин и Мухтасаров Якуп проводили на фронт по 4 сыновей, но в каждую семью вернулись только по двое. У Аширова Назмухана в войне участвовало трое сыновей, живым вернулся лишь Муким. У Балтикова Гайсы, Балтикова Касима, Туйгильдина Фатиха погибли по двое сыновей. У Балтикова Мугатасима, Балтикова Гусмана, Галиева Фатиха, Расулева Мустафы из 3 сыновей живыми вернулись лишь по одному. Были и те, у кого в семье вырос лишь один сын – и тот погиб. Среди них Нази – сын Кантуганова Мурата. Перечисляю их и думаю про матерей: как они все это выдержали?

А у Яппарова Мирзахита из 3-х сыновей, участвовавших в войне, живыми вернулись 2-е, а у Галиева Сахи и Расулева Садыртдина – все 3-е. Это – всего лишь сухие цифры. Но сколько за этими цифрами кроется человеческих жизней и судеб!

У Мусы Джалиля в стихотворении «Прости, Родина!» есть такие строчки:

Прости за то, что я не умер

Смертью солдата в жарком бою.

Эти строки – словно про тех девятерых сюзянцев, которые попали в плен. В детстве мы частенько слышали, как Иманов Миннегалим «под этим делом» говорил по-немецки. В плену над ним сильно издевались, выворачивали руки. До сих пор помню, как мама мне рассказывала о бегстве Галиева Фатиха из плена. Об этом говорят и документы Пермского государственного архива.

В руках у меня регистрационное дело № 104 Мухтасарова Исрафиля. Эти документы дала мне его дочь Галиева (Мухтасарова) Таслима. В начале войны Исрафиль-абый служил в рядах Красной Армии. 21 сентября 1941 года его дивизия попала в окружение в районе города Лубки Полтавской области. Исрафиль вместе со множеством других бойцов попал в плен, где он пробыл 4 года – до 9 мая 1945 года, до освобождения советскими войсками. В 1995 году на страницах газеты «Тан» («Рассвет», номер от 6 мая), рассказывалось, что в плену он виделся с Мусой Джалилем. Домой он вернулся лишь в 1949 году. И даже после возвращения, до 1955 года ему приходилось систематически давать показания в соответствующих органах.

В ходе поисков наталкивалась на любопытные факты. Открыв страницу «Военнопленные» Пермского государственного архива новейшей истории, стала искать жителей нашей деревни. И нашла! Здесь, помимо мне известных, была информация о Балтикове Гаптекае Гайсовиче и Расулеве Гарае Мустафовиче. Гаптекай значился в списке вернувшихся живыми. Год его рождения не знала, а в архивных документах точно зафиксировано: 1910 год. А про Расулева Гарая не знала ничего. Сравнила с данными Книги Памяти. Там написано: «Рассулов Гадит Гариевич родился в 1916 году, пропал без вести 5 марта 1943 года». Так выяснилось, что это тот же человек, что описан на странице архива «Военнопленные» под именем Расулева Гарая Мустафовича – в плен он попал именно 5 марта 1943 года! С 1949 года он жил в городе Первоуральск Свердловской области, умер в 1976 году. Даже фото его нашли! Теперь понятно, почему он так и не вернулся домой – тогда к вернувшимся из плена относились совсем по-другому.

Первыми на войну забирали людей, уже отслуживших в армии. 23 июня 1941 года из Сюзяни, под лозунгом «Враг будет разгромлен! Победа будет за нами!» были призваны Расулев Габдрахим Мустафович, Кантуганов Нази Муратович, Акманаев Рашит Гилязевич, Галиев Мутык Зарифзянович и другие – всего 8 человек. Никто из них обратно так и не вернулся.

28 августа 1941 года на фронт ушли 18 человек. В этот день жители села не вышли на работу. Забравшись на телегу, председатель колхоза Миргунов Назмухан держал речь. Несколько раз повторил: «Сохраните колхоз, мы вернемся!». Да, мой отец, к счастью, вернулся.

Лошади трогаются в путь. Слышны песни, плач. Полная неразбериха. Женщины идут за телегой. Неожиданно одна из женщин отдает грудного младенца супругу: «Как я одна буду его воспитывать? Где?», – повторяла она. Остановились. С телеги сошли молодой мужчина и председатель колхоза. «Мы ведь не играть едем, а на войну, можем и погибнуть», – так говорили они той женщине. И вернули младенца обессилевшей матери. Действительно, ребенок вырос сиротой, его отец впоследствии погиб 18 августа 1944 года при освобождении Польши. Эта же участь постигла и Балтикова Габдулхая, Уразова Накыя и его сына Мухлиса. Уходили они на фронт в один день.

В руках у меня письма Абдульманова Рафхата, написанные им с фронта. Читая их, передо мной встает образ человека, испытавшего немало трудностей, мыслящего по-взрослому, повидавшего столько горестей и испытаний, прошедшего войну. Отрывок из письма от 7 января 1944 года:

«17 суток был в настоящем аду, пока наступаем. Ночью 21 декабря со станции Шиповичи начали наступление, саму станцию взяли во время наступления. Из батальона нас осталось совсем мало. 4 января взяли город … . Сейчас держим оборону вокруг него. Интересно, жив ли, или ранен тот ашаповский парень, о котором вы и сами знаете. Карельский парень Макаров погиб в первом же наступлении под минометным обстрелом. Если Ахмар Нургалиевич из Ашапа выжил, даже если ранен, домой напишет, а если вестей от него не будет – значит погиб. С 4 апреля мы вместе, ели из одной тарелки, расскажете его маме о том, как мы тут.

Ладно, прощайте, родные, если погибну и не вернусь – простите…»

Это было его последнее письмо. В марте того же года он пропал без вести. А было ему всего 19 лет.

Никакой печали, жалоб в его письме. Всего лишь «простите, если не вернусь».

И вот, наступило долгожданное утро Победы 9 мая 1945 года! Наконец-то! В деревню возвращаются солдаты, освободившие Европу от фашизма. Деревня потихоньку оживает. Кавалеры ордена «Отечественной войны» Алапанов Назмулахат, потерявший ногу на войне, всю жизнь проработал бухгалтером в правлении колхоза, Галиев Гафият Зарибзянович был парторгом, Миргунов Назмухан, как и прежде, возглавил колхоз. Галиев Сабир сел за трактор, Балтиков Салим работал на мельнице, Балтиков Мубарак, Галиев Сафый возглавили бригады, Суфиев Суфияр стал учителем, Смирнов Анатолий – электриком, Узякаев Камал работал в магазине. Туйгильдин Ахматсафа возглавил тракторную бригаду, Галиев Назмухан и другие выполняли различные работы. Из того, что помню я: в 1960 годы в деревне работала бригада плотников, состоявшая, в основном, из фронтовиков, которая построила немало важных объектов для колхоза – конный двор, коровью ферму, склады, клуб и другие.

Однако, раны, полученные на войне, унесли некоторых из них довольно рано. Уже через 3-4 года после войны пятеро фронтовиков ушли в мир иной. Только 6 из 60 дожили до XXI века. Последний фронтовик нашего села – Галиев Гафият Гарибзянович скончался в 2011 году.

Кто сможет до конца понять горе женщин, матерей, потерявших во время войны мужей, сыновей? А ведь им приходилось не только растить детей, но и выполнять тяжелую работу. С годами боль от того, что мужья, сыновья не вернулись, у многих так и не утихла. А некоторые прождали всю жизнь.

Женщины, оставшиеся одни, с кучей детей, и в трудные годы войны, и в послевоенное время жили ради них. Рано овдовевшие Галиева Сахия, Балтикова Карима, Гумарова Марфуга подняли на ноги по пятеро детей, Балтикова Гарифа, Акманаева Назмия, Мухтасарова Фатиха – по четверо, Якупова Халима, Галиева Сазида, Акаева Зифа, Кантуганова Хадича, Аширова Оркия, Балтикова Хадича – по трое, Балтикова Назиба, Балтикова Рахиля, Туйгильдина Газима и другие – по двое или одному. Через всю жизнь пронесли верность своим супругам, погибшим на войне, и не сломились, прошли через все. Вечная слава вам, матери! Покой вашим душам!

Вот и Мухтасарова Фатиха тоже всю жизнь ждала мужа. В последние дни своей жизни она, возможно, встретилась с ним на сюзянской горе. А если нет – то уже в вечности…

В последние годы на Западе появились желающие переписать историю войны. Хочется этим политикам, которые пытаются принизить роль Советского Союза в разгроме фашизма, напомнить о 27 миллионах советских людей, чьими могилами усеяны территории от Сталинграда до Германии, в том числе и 79 мужчинах из Сюзяни, матерях, потерявших мужей и сыновей, в одиночку поднимавших детей, 60 фронтовиках, вернувшихся с войны, но скончавшихся от полученных ран, чтоб они спросили у них, кто на самом деле внес огромный вклад в эту Великую Победу. Никогда они не согласятся с той неправдой, которую пытаются внушить миру эту люди! Скорее, они восстанут из могил, чем дадут свершиться такой несправедливости.

Кадрия УРАЗОВА.

(Просмотрено - 52 раз, просмотров за сегодня - 1 )
Оцените прочитанное:  
Не интересноМало информацииНеплохоХорошоОтлично! (Пока оценок нет)
Загрузка...

Подпишитесь на обновления RSS-ленты

При использовании материалов сайта обязательно указывайте ссылку. Без нее любое размещение материалов будет рассматриваться как нарушение авторских прав редакции "Тан" ("Рассвет").

Один комментарий к ““Прощайте, если не вернусь…“

  1. Хорошая статья. Мои родители из деревни Сюзянь. Отец – Галиев Равиль Гафиятович. Мать – Яппарова Халида Мухамадияровна. Я горжусь своими родителями и их родителями, они достойны уважения!

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован.