“Склоняем головы перед мамой“

(Просмотрено - 10 раз, просмотров за сегодня - 1 )

 

Я, Муниба Масагутова (Субакова), родилась 2 октября 1941 года, десятым ребенком в семье. В то время мой отец Субаков Саитзян Глимшаович уже ушел на фронт. От него пришло только одно письмо: «Надеюсь, что смогу вернуться и увидеть свою доченьку», – писал он. А потом пришла весть о том, что он пропал без вести.

Нынче мы отмечаем 75-летие Победы. Но для нас это – не праздник, а день скорби, горьких воспоминаний. Фазиль-абый, живший по соседству, работал трактористом. Дети относили ему обед, а он их обнимал. Нас же отец уже никогда не обнимет, его больше нет.

Мама всегда была на работе, за мной присматривали сестры. Наш огород был в 50 соток. Получали хороший урожай картофеля. Овощи сажали на 3 сотках. Зимой после уроков постоянно чистили картошку. Ее сушили в печи и отправляли солдатам. Мама вязала носки и двупалые варежки, тоже на фронт. Держали много скотины. С коровой не останешься голодным. Нам давали план по сдаче масла, сколько – не знаю. Назиба-апа с мамой работали на колхозном поле: «В день жали 60 соток на двоих», – рассказывали они. Вместо зарплаты давали 2 ложки муки – столько выходило на двоих. Вернувшись с работы, мама, не переодеваясь, шла в огород, где трудилась до темноты. Между детьми все обязанности тоже были распределены: Кашифа-апа готовила, Галиба-апа смотрела за мной, Салих-абый отвечал за скотину, Сайдехана-абый брали с собой в поле, на жатву – он вязал суслоны.

Осенью нужно было идти в школу, а дома много работы, на уроки времени оставалось мало. Пока не выпадет снег, брали серп и шли собирать траву, километра за 2-3 от дома. Государству нужно было сдавать 40 кг мяса, яйца, лук, чеснок. Останется тебе что-нибудь или нет – не имеет значения, главное – выполнить план. Молодые женщины, мужчины без детей платили особый налог.

В сентябре 1943 года пришло письмо, где говорилось, что наш брат Шарифхан пропал без вести. Газима-апа работала токарем в г. Молотов. «Поспать отпускали только на 3 часа», – рассказывала она. А Гарибзян-абый попал в госпиталь. Потом вернулся домой, только через 10 месяцев встал на ноги, получил 3 группу инвалидности. Из пяти семей Субаковых на фронт ушли 20 человек. Вернулись только двое: Лотфур Мухлисович и Зарибзян Саитзянович.

Несмотря на то, что отец пропал без вести, помощь нам не оказывали. Помню, как мама с горечью говорила: «Неужто и тел их не осталось?». Лишь во время поездки в Прибалтику в 1975 году мы поняли, что могло произойти. Тела солдат сваливали в траншею и закапывали бульдозером. Кто там разбирался, кто есть кто?

Мама была удостоена медали «Мать-героиня», а также медалей за трудовые заслуги. Все относились к ней с уважением. Учителя Хамурзин Минлебай, Мунасипов Мулахмат говорили: «Таких матерей, как ты, немного». Она никогда не поднимала на нас руку, не повышала голос. Достаточно было одного взгляда, чтобы мы все поняли. Она все хорошо разъясняла. Была для нас не только матерью, но и заменила отца. А мы, 5 дочерей и 3 сына, сделали все, чтобы быть достойными ее. Каждый нашел свое место в жизни. У каждого из нас лет по 30 и более трудового стажа. Сегодня в живых трое из нас: брату Салиху – 82 года, он живет в Перми, сестра Галиба – в Кармановке.

Мама ждала отца, брата с войны до самой смерти, в 1971 году ушла в мир иной, так и оставшись на всю жизнь вдовой. На могиле нашей матери сверкает Красная Звезда как на ее медали «Мать-героиня». Мы склоняем головы перед ее героизмом.

Муниба МАСАГУТОВА.

с. Сараши.


Подпишитесь на обновления RSS-ленты

При использовании материалов сайта обязательно указывайте ссылку. Без нее любое размещение материалов будет рассматриваться как нарушение авторских прав редакции "Тан" ("Рассвет").

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован.