По следам истории

(Просмотрено - 26 раз, просмотров за сегодня - 1 )

Далекое – близкое
В 1974 году, 15 августа, на совещании преподавателей истории и краеведов района «Заслуженный учитель школы РСФСР» Юсуф Салимгареевич Габитов, являвшийся в то время заведующим районным отделом народного образования, высказал идею создания районного краеведческого музея.
Далее началась кропотливая работа по сбору материалов и экспонатов, которые отражали бы самобытную историю народов Притулвья и развития Бардымского района. Спустя всего восемь месяцев, то есть 24 апреля 1975 года, состоялось официальное открытие музея, положившее начало еще одной вехе в истории района – музейному делу.
В течение этих 38 лет, что существует музей, многие достойные люди занимали пост руководителя – А.М. Тляшев, А.Г. Исмагилова, А.С. Мавликаева, А.Т. Халитова, Т.Г. Илькаева и другие. Под их чутким руководством были организованы выставки: «Сокровища земли Бардымской», «Неизведанная Барда», «Барда в лицах», «Ислам в Притулвье – дорогой веры», «Барда-зиен: от истоков до современности», «Их имена в истории района»…

Музей – сегодня
В настоящее время полностью поменялся коллектив музея. Директором работает А.Р. Махмудов, Э.Г. Рангулова является главным хранителем, Л.И. Амирова – научный сотрудник, а Л.Р. Уразов лектор-экскурсовод.
По словам Лейлы Ихсановны, в настоящее время фонды музея содержат более 7 тыс. единиц хранения. И лишь часть из них мы можем увидеть на экспозиции, о которой нам рассказал Ленар Ренатович. Сегодняшняя выставка представляет быт и род деятельности жителей нашего района ХIХ – начала ХХ веков.
На территории района в первой половине ХVIII века было настолько широко распространено кузнечное дело, что после восстания в 1735-36 гг., специальным указом императрицы Анны Иоанновны от 11 февраля 1736 года, башкирам было запрещено иметь свои кузницы. Это привело к упадку башкирского кузнечного дела, но несмотря ни на что, в деревнях обработка металла оставалась по-прежнему на высоком уровне. Об этом свидетельствуют остатки изделий и оборудование кузниц, сохранившиеся до наших дней. В музее представлены меха, предназначавшиеся для бесперебойного нагнетания воздуха, сандалы, кайло, кувалда, молоток, зубило, напильник, кузнечные ножницы, клещи для хватки металла. Кузнецы изготавливали гвозди, скобы, капканы, замки, которые делились на два вида – вислые и наружные, ключи, бугор, предназначавшийся для разбора горящего здания, колокола – для оповещения населения о пожаре или другом бедствии.
В связи с тем, что был большой спрос на кули в хлебных и соляных пристанях городов Сарапул, Оса и села Елово, у нас было развито кулеткачество. Об этом также свидетельствуют элементы кулеткацкого станка, дошедшие до наших времен.
Кроме вышеперечисленного, в нашей местности было распространено бондарство, плетение корзин, изготовление кирпичей, выделка кожи, животноводство и возделывание земли.

Лучше один раз увидеть
Говорят – лучше один раз увидеть, чем сто раз услышать, а лучшие помощники увидеть историю – это, несомненно, фотографии. В музее их представлено много. На снимках Сергея Ивановича Руденко мы видим Гайнинский край 1904-1912 гг., как выглядели наши предки в начале прошлого века, их культуру и быт.
Уделено место и национальному празднику сабантуй, и, конечно, «сурен-сугу»…бардымские тюбетейки, тастымалы, изготовленные с национальным колоритом, присущим только нашему району. Выставка дополнена фотографиями: здесь и моменты Барда-зиена, скачки, куреш, и батыры, начиная с Нуруллы Ахматситдиковича Балтаева из 2-Краснояра, батыра 1920-1938 гг. и до Рустама Наилевича Маматова из Барды – батыра 2004, 2010 гг.

Одежда, быт…
Шаровары, рубаха и головной убор «каляпуш» – все это мужская повседневная национальная одежда татар и башкир начала прошлого века. Здесь также представлены лапти двух видов – русские и татарские. Они имеют между собой 3 отличия: татарские не разделялись на правый и левый, их плели прямым плетением, начиная с пятки, а не с носка.
Особое место в женской одежде занимали ювелирные украшения – «чулпы», «буенса» (ожерелье), кольца, а также монеты, которые пришивались на калфак, «сумлык» и нагрудник. Порой такая одежда весила несколько килограммов, и приближение женщины было слышно издалека.
В старину печь занимала в избе центральное место, без нее нельзя представить ни одного гайнинского жилища. Как и лапти, она имела отличия от русской печи. Во-первых, у татар не было традиции лежать на печи, лежанка у нее отсутствовала, во-вторых, низкий шесток, и, в-третьих, вмазанный в печь котел (казан), который использовался для приготовления пищи. Долгое время единственным освещением дома служил «светец», куда прикрепляли березовую лучину, позже его заменили керосиновой лампой.
Рядом с печью установлена витрина с берестяными туесами, в которых хранили сметану, молоко, квас. Благодаря антисептическим свойствам бересты, в них молоко долго не прокисало, а квас оставался прохладным.
В 2011 году Сафиулла-хаджи Юртаев подарил музею мужскую одежду священнослужителей: кафтан, тюрбан и четки. Здесь же мы видим расположенный на столе Коран – священную книгу мусульман, а рядом стол-шкаф (ханафе), за которым учителя султанаевской школы в начале века вели уроки и где хранили учебные принадлежности и книги.
Музей богат и другими экспонатами, которые заслуживают отдельного внимания. Это и письма-треугольники, присланные солдатами домой в годы Великой Отечественной войны, и передатчик азбуки Морзе, и старинная швейная машинка, и прялка…
Однако, самое главное, музей – это память о тех, кто немало трудился на благо района, о тех, кто ушел на фронт и не вернулся, о людях, чьи имена навсегда запечатлились в их делах.

Венера Алапанова.

(Пока оценок нет)


Подпишитесь на обновления RSS-ленты

При использовании материалов сайта обязательно указывайте ссылку. Без нее любое размещение материалов будет рассматриваться как нарушение авторских прав редакции "Тан" ("Рассвет").

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован.