Наш след в истории

В этом году Бардымский район отмечает большой юбилей. Много веков назад наши предки пришли в эти края. Свидетельством тому являются исторические места, захоронения, курганы, археологические экспонаты и др. Эта статья посвящена сооружениям, внесшим существенный вклад в развитие района: Шермяитскому медеплавильному заводу и проложенному через Тулву «Царицыному» мосту.

Вековая история завода
История нашего района, производство руды на Урале широко отражены в печатных изданиях. Среди них значимую часть занимают издания, основанные на документах, исторических источниках. Есть и литературно-художественные произведения, например, роман пермского писателя Ивана Гурина «Черная медь», который читается на одном дыхании. В них находит отражение наша история, а знание прошлого – наша святая обязанность.
Из книги краеведа Р.Ш. Валиуллина «Очерки из истории края»: «В 1759 году (т.е. 255 лет назад – из ред.) обер-прокурор сената, генерал-аншеф Александр Иванович Глебов, купив у гайнинских башкир землю в местности Ширамат, начал строительство медеплавильного завода. В 1761 году строительство завершилось, и он дал первую продукцию. Для работы на заводе Глебов привозил крепостных из Московской и Нижегородской губерний, а также здесь селились крестьяне из Осинского и Оханского уездов. В конце седьмого и в начале восьмого десятилетия вся Шермейская зона была заселена русскими рабочими Шермяитского завода, которых заселяли в заимки и починки. Так возникли Антуфьево, Зайцево, Мочалово, Плотиново, Жабрейка, Шермеинск и другие поселения. До сих пор сохранился в этом крае московский, нижегородский, оханский и осинский говор».
В своей книге «Гайнинский край» Амир Фатыхов пишет следующие строки: «Глебов переселил крепостных деревни Мухоедово (всего 196 душ) Нижегородской губернии. Завод насчитывал шесть печей, 2 фабрики, 2 горна (кузнечный центр), в первый год там работали 196 крепостных, т.е. свои работники завода. Кроме того, в разные годы Екатеринбургская горная экспедиция, Пермские провинциальные канцелярии слали рабочих с заводов на своих территориях. Число работающих при заводе достигло 252. Также и местное население, кто на лошади, кто вручную таскал мешки с рудой из расчета по 4,5 копейки за каждый пуд расплавленной меди. Их число в иные годы превышало две тысячи человек».
Директор районного краеведческого музея Альберт Махмудов выпустил брошюру «Шермяитский медеплавильный завод. Из дачи в центр волости», посвященную 250-летию села Шермейка. В брошюре он приводит такие факты: «В строительстве Шермяитского завода принимал участие Ярцов Аникита Сергеевич (1737-1819), горный деятель, ученый, металлург, окончивший Екатеринбургскую горную школу, Московский университет. Шермяитский медеплавильный завод Глебов пустил в 1761 году: первые три печи начали плавку 4 августа, другие три – 20 ноября. На заводе были также гармахерский, штыковой горны и кузница, но еще не был достроен шплейзофен (печь для переплавки и очистки меди) для перечистки черной меди.
До 1769 года Шермяитский завод находился одновременно в двух ведомствах: Оренбургского и Пермского горных начальств.
С первых дней работы, т.е. с 1761 до 1790 годы, выплавка меди на заводе составляла 18086 пудов.
Шермяитский завод очень сильно пострадал во время восстания Емельяна Пугачева. «19 декабря 1773 году Шермяитский медеплавильный завод Саввы Яковлева был остановлен башкирами отряда Батыркая Иткинина. Здесь были сожжены долговые бумаги, хранящиеся в заводской канцелярии, на сумму 12530 рублей, все деньги из кассы завода передаются в кассу повстанцев. К концу декабря Б.Иткинин имел в своем отряде тысячу вооруженных конников, в том числе рабочих и крестьян Шермяитского завода.
Вторично завод подвергся нападению со стороны войска Е.И. Пугачева 17 июня 1774 г., когда и был сожжен. Затем Пугачев через Шермяитский завод направился на Тулву к Осе». Все заводы в округе были в таком же состоянии. После подавления повстанцев на заводах начались восстановительные работы. «Уинский завод начал работу 1 ноября 1775 года, а Шермяитский завод – 1 декабря 1777 года.
Производственные показатели завода в различных источниках разные. Сложность в подсчетах связана с тем, что выплавка меди на Шермяитском заводе с 1790 года стала учитываться совместно с выплавкой на Уинском заводе. Это стало возможным благодаря тому, что хозяином обоих заводов стал Сергей Яковлев. Так вот, в 1790 г. было выплавлено меди 2548 пудов 1 фунт, в 1791 г. – 3168 пудов 25 фунтов, в 1792 г. – 1501 пуд 18 фунтов, в 1793 г. – 2240 пудов 10 фунтов, в 1794 г. – 1918 пудов 34,5 фунта, в 1795 г. – 1616 пудов 17 фунтов. Итого, с 1783 по 1795 гг. при Шермяитском и Уинском заводах было выплавлено 27676 пудов 20,5 фунтов меди.
В конце XVIII столетия Шермяитский завод изготовлял только горную медь для Уинского завода, которая перечищалась на ближайших предприятиях одних и тех владельцев, в данном случае, на Уинском заводе. Методы плавки, устройство печей, их размеры за весь XVIII век изменились весьма незначительно. В одной фабрике в двух медеплавильных печах Шермяитского завода в сутки выплавлялось – 1 пуд 27,5 фунтов черной меди, 1 пуд 22,5 фунта медноватого чугуна.
В 1859 году Уинский и Шермяитский заводы купила графиня Ольга Никифоровна Рошефор, которая переименовала Уинский и Шермяитский заводы в «Ольгинские» и называла их по номерам: Ольгинский № 1 – бывший Шермяитский завод, Ольгинский № 2 – бывший Уинский завод. Никита Яковлевич Густомесов был приказчиком на этих заводах.
В 1860 году рабочих при Уинском и Шермяитском заводах было 953 человека. Шермяитский завод имел две печи: медеплавильную и медноочистительную (от автора: обратите внимание – до восстания Пугачева работали 6 печей) и выплавил штыковой меди 593 пуда, чугуна медистого – 556 пудов. Металлы отправлялись в С.-Петербург и на ярмарку в Нижний Новгород. При Шермяитском заводе имелись православная церковь, часовня, больница на 5 кроватей и две школы. Всего Уинский и Шермяитский заводы с 1801 по 1862 гг. выплавили 189954 пуда меди.
В 1862 году Шермяитский (Ольгинский № 1) медный завод был закрыт «по увольнению крестьян из крепостной зависимости». Другой причиной послужило то, что залежи меди пришли к истощению.
Так, начиная с 60-х гг. XIX в. Шермяитский завод становится одним из волостных центров Осинского уезда Пермской губернии. Значительную роль в развитии края сыграло земство. Земские учреждения появились в Пермской губернии в 1870 году, компетенция их ограничивалась кругом хозяйственных дел и вопросами медицины и просвещения. К 1869 году в Шермяитском заводе насчитывалось 110 дворов и 688 жителей. В 1890 году в Шермяитской волости было 18 населенных пунктов, всего 1706 человек».
Таким образом, XVIII-XIX вв. охарактеризовались бурным развитием горно-металлургической промышленности.

Ванадий – витамин для металла
Добытые на Урале руды славились хорошим качеством. Почему? Ответ на этот давно интересующий меня вопрос я нашла в книге «Легенды и были земли Уинской» (Пермь, 2008):
«… К тому времени на Урале имелось только 4 казенных завода – медеплавильный Пыскорский и 3 железоделательных: Ницинский, Красноборский и Невьяновский. Но они не могли удовлетворить всех государственных нужд.
Правительство Петра 1 проводило активную политику расширения горнозаводского дела на Урале, учитывая его огромное значение для экономического развития и обеспечения военного могущества России. Уже в 20-е годы XVIII века на западном и восточном склонах Урала работало 12 казенных и 28 частных заводов. За последующие полвека это количество увеличилось в несколько раз. Из числа казенных были сооружены Кунгурский, Егошихинский, Юговской, Висимский и Мотовилихинский медеплавильные заводы. Вместе с частными предприятиями: Таманским, Суксунским, Курашимским, Шермяитским и другими они составляли основу производства меди на Урале.
В этот период и было начато строительство Уинского медеплавильного завода. Первые две печи этого завода были пущены 22 декабря 1749 года, а другие – 11 июня 1750 года.
Медь с Шермяитского завода привозилась на Уинский для очистки.
Медь, добытая на Урале, была востребована в церковном и военном деле (существуют письменные доказательства). Местные сплавы славились в стране особенным качеством – «ковкостью» и твердостью. Эти свойства, в свою очередь, – доказательство наличия в руде ванадия, химического элемента, впервые открытого в России в 1834 году в свинцовой руде Березниковского рудника на Урале, а в 1839 году – в пермских песчаниках. Уже в то время инженер Шубин высказал мысль о благотворном влиянии ванадия на свойства железных и медных сплавов. «Медистый чугун, черная медь, гаркупфер и штыковая медь, – писал он в одной из статей, – составляют металлические сплавы с ванадом и, вероятно, его присутствие придает им большую твердость».
Со временем замечательная способность этого элемента придавать стали, меди и другим металлам ценнейшее свойство, определила его «амплуа» – ванадий начинает играть роль «витамина для металла». К примеру, незначительная его добавка, всего доли процента – делает металл мелкозернистым, придает ему большую упругость, прочность. Такая сталь легче переносит удар и изгиб, упорнее сопротивляется истиранию, лучше противостоит разрыву. Не случайно академик А.Е. Ферсман сказал об этом элементе: «… сказочны те силы, которые он придает железу, стали и меди, вооружая их твердостью и прочностью, вязкостью, гибкостью и неразрушимостью». А ведь именно эти качества «позарез» нужны оружию. Вот почему в послепетровские времена эта руда удивительно подходила для изготовления штыков.

«Царицын» мост
tsarmostО строительстве моста через реку Тулва (между деревнями Усть-Тунтор и Конюково) в исторических летописях ничего не известно. О годе сдачи моста в эксплуатацию гласит надпись «1912», которая сделана на одной из его опор с левой стороны. Аббревиатура «ОУЗ» означает «Осинское уездное земство». Это историческое сооружение, по словам старожилов, строилось три года, т.е. с 1909 по 1912 годы. В его строительстве принимали участие и стар и млад. Руководил этим процессом немецкий инженер, который за несколько лет до начала строительства изучил окрестности реки Тулва. Возводили это уникальное по тем временам сооружение всем миром, поднимали дамбы, и все это выполнялось вручную. Немецкий инженер ежедневно рассчитывался с работниками, платил по 5 копеек. Это градостроительное сооружение является достопримечательностью нашей местности. Мост подобен египетским пирамидам, говорят местные жители. Также надо учесть то, что мост стоит на кольцах – регулируется температурным режимом.
Хотя и находится в аварийном состоянии, мост эксплуатируется и в настоящее время. Народ называет его «Царицыным» мостом, так как он был построен по указу Екатерины II. Мост играл связующую роль между Шермейским кустом и «большой землей».

Альберт Махмудов (директор районного краеведческого музея):
Шермяитский (Ольгинский №1) медеплавильный завод построен по указу Берг-коллегии от 24 марта 1759 г. на реке Шермяитке (Шермянке) притоке реки Тунторы, впадающей в реку Тулва.
Пермские медистые песчаники в виде двух полос шириной до 100 и более километров тянутся с севера на юг от Верхнекамья до Актюбинска на расстоянии более чем 1500 км. Наиболее богата известными месторождениями средняя часть полосы к югу от Перми и, приблизительно, до бывшего Уинского завода.
Прикамская медь отличалась чистотой, и согласно правительственному указу, отправлялась на Екатеринбургский монетный двор. Медные руды пермских медистых песчаников относятся к типу убогих окисленных руд с содержанием меди до 6-8 %. Здешние медные руды шли не жилами или пластами, а лежали «гнездами».
В золотой век Прикамской медной промышленности в XVIII – первой половине XIX века на базе медистых песчаников в Пермском крае работало около 30 медеплавильных заводов, дававших в среднем около 40 %, а в XVIII веке и до 90 % всей российской меди.
В настоящее время на территории самого Бардымского района известно 15 проявлений меди. Содержание меди от 0,04 до 1,0 %, реже – до 2-3 % и иногда – до 5-10 %.
Пермская медь способствовала возникновению многих городов и сел. Так возникло село Уинское, основанные кунгурским купцом Тимофеем Шавкуновым, село Ашап – при Ашапском заводе, основанное Акинфием Демидовым. Сама Пермь обязана своим происхождением Егошихинскому медеплавильному заводу. Развитие горнозаводского дела способствовало дальнейшему росту золотодобывающей промышленности, добычи соли, поташного и кожевенного производства. Несомненно, пермская земля является родиной горной промышленности и цветной металлургии России. Поэтому история заводов – это важная часть истории Прикамья.

***

Развитие промышленности в нашем регионе сильно повлияло на развитие сельского хозяйства и улучшение быта жителей: в селах появились мельницы, кузницы, расширились сельхозугодия.
В районном музее хранятся медные самовары, которые являются гордостью нашей местности. В Суксунском заводе первыми на Урале начали изготавливать медную посуду, а в XIX веке – и самовары, ничуть не уступавшие тульским. Также в краеведческом музее оформлена выставка «Песошные руды Казьмакты» (на снимке), которая посвящена добыче металлов. Здесь каждый может познакомиться с богатой историей нашего края. Ведь без знания прошлого – нет настоящего.

Рубрику подготовила Роза Гиззатуллина.

(Просмотрено - 489 раз, просмотров за сегодня - 1 )
Оцените прочитанное:  
Не интересноМало информацииНеплохоХорошоОтлично! (Пока оценок нет)
Загрузка...

Подпишитесь на обновления RSS-ленты

При использовании материалов сайта обязательно указывайте ссылку. Без нее любое размещение материалов будет рассматриваться как нарушение авторских прав редакции "Тан" ("Рассвет").

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован.